Пресса

«Город 812»: Кто такие шахматные читеры и как они обманывают гроссмейстеров

07.03.2018 11:57

В шахматах очередной скандал. На международном уровне и не без петербургского следа. Пусть задействованы в нем и не ведущие гроссмейстеры, но тема читерства (англ. cheat – мошенничать, обманывать) сегодня актуальна и для них.

 

Уругвайский скандал

Проходивший осенью 2017 года в Уругвае чемпионат мира для шахматистов  до 14 лет получился успешным для россиянок: 13-летняя Бибисара Асаубаева заняла второе место, 14-летняя Елизавета Соложенкина (на фото) – третье. Петербурженка Соложенкина в шахматах давно на слуху – дочь гроссмейстера Евгения Соложенкина не первый год удивляет шахматный мир своими успехами. А вот Бибисару Асаубаеву до недавнего времени знали исключительно специалисты. В Россию из Казахстана девочка переехала в 2016 году,  когда талантливой шахматистке и ее семье Федерация шахмат Московской области предложила гражданство и квартиру в подмосковных Химках. И не зря пошла на траты – Асаубаева заметно прибавила в рейтинге, выполнила норму мужского международного мастера и возглавила рейтинг в своей возрастной категории, где прежде лучшей считалась Соложенкина

В Уругвае между девчушками-вундеркиндами вспыхнул скандал: петербурженка обвинила новую россиянку в читерстве, а точнее – в использовании гаджетов. Соложенкина рассказала, что проследила за Асаубаевой, когда та во время партии между ними пошла в туалет, и услышала, как она с кем-то общается, после чего неожиданно предложила Соложенкиной ничью, хотя имела игровое преимущество. Нашлись еще и участники турнира, которые якобы видели под одеждой у казашки очертания некоего загадочного устройства, благодаря которому она могла получать подсказки. Как следствие, Асаубаеву стали перед каждым игровым днем «просвечивать» с помощью металлоискателей, но безуспешно.

А Соложенкин-старший в свою очередь (благо он сам гроссмейстер) занялся анализом творчества обидчицы своей дочери и пришел  к выводу, что в партиях Асаубаевой гроссмейстерская игра сочетается со свойственными для начинающих шахматистов промашками. Это ли не свидетельство того, что она и ее окружение мошенничают, опираясь на современные технологии?

 

Первые читеры

Компьютеры произвели революцию в шахматах, и лучшие шахматные программы практически невозможно обыграть. Это значит, что непрофессиональный шахматист может обыграть кого угодно за доской, если будет делать ходы с подсказки компьютера. И одно дело когда прогрессирует молодой шахматист, и совсем другое, если вдруг прибавляет человек, которому за тридцать: это не может не вызывать удивления.

Правда, и обманывать надо с умом. Читеры-новички, не долго думая, повторяют ходы компьютера с первой линии (то есть самые лучшие), что вскоре вызывает удивление у окружающих. Другое дело читеры-асы – они ориентируются на вторую, а то и третью линии или специально перемежают идеальные ходы с не самыми сильными.

Разговоры об использовании новых технологий в шахматах пошли в 1970-е годы, когда начиналось господство за доской Роберта Фишера. Американец безжалостно бил на пути к титулу чемпиона мира соперников, в том числе советских, за которыми стояла целая шахматная школа. У Марка Тайманова Фишер взял шесть партий из шести, у Тиграна Петросяна – пять из шести, не устоял против американца в 1972 году и чемпион мира Борис Спасский. Тогда, в Рейкьявике, по требованию советской стороны было даже разобрано кресло Фишера: не спрятано ли там некое приемное устройство? Матчи с Таймановым и Петросяном тоже проходили в прибрежных городах – Буэнос-Айресе и Ванкувере, и возникло предположение: уж не с американских ли кораблей передавали подсказки соотечественнику?

Эра компьютеров в шахматах наступила позже – в 1997 году сделанный IBM Deep Blue первым в истории одолел действующего чемпиона мира Гарри Каспарова. Но желающие воспользоваться подсказками компьютера появились еще раньше. Датой первого официально заверенного факта читерства считают 1993 год, когда на турнире серии World Open  неизвестный шахматист с дредами и наушниками сумел набрать 4,5 очка из 9. При этом он сыграл вничью и даже обыграл нескольких  гроссмейстеров, выбрал себе никнейм John von Neumann в честь исследователя, изучавшего возможности искусственного мозга, а в кармане у читера было обнаружено устройство размером с мобильный телефон, издававшее в напряженные моменты партии некие звуки. В итоге анонимного шахматиста дисквалифицировали.

Но поначалу читерство воспринималось как курьез. А рассказы о первых читерах похожи на анекдоты. На любителя шахмат из США с низким рейтингом поначалу никто не обращал внимания, хоть он ходил с забинтованной головой и постоянно покидал зал для игры. Но когда он обыграл нескольких сильных соперников подряд, стало понятно, что дело нечисто. С тех пор шахматисты в повязках или с длинными волосами вызывают сомнения: не спрятан ли под ними передатчик.

У шахматиста из Индии были найдены вшитые в бейсболку наушник и устройство bluetooth. Немецкий читер погорел, когда после того как соперник сдал партию, радостно воскликнул: «А что вам оставалось делать! Тут мат в восемь ходов!» Хотя вывод был абсолютно не очевиден даже на взгляд опытного гроссмейстера, но компьютерный анализ показал, что через восемь ходов партия действительно завершилась матом.

 

Спасение – в шахматах Фишера

Когда на шахматных Олимпиадах спонсоры стали предлагать солидные денежные призы за личные результаты на отдельных досках, читеры появились и в самых профессиональных шахматах. В ответ  участников стали досматривать как перед началом игрового дня, так и по ходу тура. Особенно после событий матча 2006 года на первенство мира в Элисте между Владимиром Крамником и болгарином Веселином Топаловым , чья команда заподозрила россиянина Крамника, сейчас живущего в Париже, в использовании сторонней помощи. По утверждению болгарской стороны, Крамник с десяток раз за партию отлучался в туалет, а возвращаясь к шахматному столику, делал сильные ходы и в конце концов одержал победу.  Организаторы матча устроили проверку туалетов, она ничего не дала, но Крамник с Топаловым потом несколько лет не замечали друг друга и не здоровались.

При этом именно Крамник считается одним из инициаторов борьбы с читерством: «Во многих видах спорта допинг стал серьезной проблемой – целые антидопинговые комитеты работают над ее решением, но все равно постоянно возникают скандалы. Причем там допинг еще не гарантирует победу. Если ты слабее, то хоть весь наколись и залейся – все равно не победишь. В шахматах компьютерные подсказки – это гарантия успеха в партии с любым соперником. Ведь на кону стоят и деньги, и титулы. Меня очень огорчает, что в этом направлении ничего не делается».

В шахматных кругах активно обсуждается необходимость создания при Международной федерации шахмат (ФИДЕ) специального комитета, который занимался бы выявлением случаев читерства. Что-то вроде ВАДА, но которая выявляла бы  не любителей допинга, а шахматистов-мошенников.

У гроссмейстера Алексея Дреева, правда, свой взгляд на проблему и свой вариант ее решения: «Надо признаться самим себе: мы все – читеры! Нечестная игра идет уже двадцать лет – с тех пор как компьютер стал неотъемлемой частью подготовки шахматиста. Ведь что такое читерство? Это использование подсказок, а до или во время игры эти подсказки приняты и заучены – не имеет значения, если хорошенько вдуматься».

В докомпьютерную эпоху у шахматистов тоже шла аналитическая работа, но они доходили до всего сами, может быть, с помощью секундантов, но в любом случае не были уверены в том, что проведен безошибочный анализ. И совсем другое дело сейчас – надо просто запомнить то, что показывает машина. «Это уже совсем не подвиг», – уверяет Дреев и предлагает вспомнить про шахматы Фишера: «Они спасут от читерства повседневного, которым заражены все».

Роберт Фишер, уже отойдя от практической игры, предлагал начальную позицию определять жеребьевкой, что сделало бы бессмысленной глубокую проработку дебютных вариантов и спасло от «ничейной смерти», а в нашем случае обезоружило бы и читеров. Аналогичная идея, кстати, уже несколько лет как принята в русских шашках, где игра с начальной позицией по жребию вытеснила классическую версию.

В шахматах новинка приживается не так быстро, интерес к ней имеет волнообразный характер. В нулевые годы регулярно проходили матчи за звание чемпиона мира в фишеровские шахматы (четырежды первым становился петербуржец Петр Свидлер). Теперь интерес к шахматам по Фишеру проявил действующий чемпион мира в классическом варианте  норвежец Магнус Карлсен: буквально на днях в Осло он выиграл матч у американца Хикары Накамуры – 14:10. Теперь от Карлсена во многом зависит будущее этого вида шахмат – если интерес чемпиона мира к фишеровским шахматам не угаснет, за ним потянутся не только коллеги, но и спонсоры. А читеры останутся не у дел, по крайней мере до тех пор, как появятся компьютерные программы, способные просчитывать случайные позиции.

 

Уругвайский скандал дошел до суда

Пока же скандалы, подобные тем, что случился в Уругвае, неизбежны. Российская шахматная федерации пыталась примирить двух своих юных шахматисток: мол, Асаубаевой нет смысла публично оправдываться, потому что ее никто и не обвиняет, а высказанные претензии – это личное мнение Соложенкина. Однако у этой истории, как у хорошего сериала, последовало  продолжение.  Небезызвестный адвокат Александр Добровинский заявил, что будет отстаивать честь и достоинство казашки, чтобы она не уехала из России. Уверяя, что ее матери звонили из США с предложением «немедленного переезда в Америку с дальнейшим выступлением гениального ребенка за эту страну под звездным флагом».

На Соложенкина-старшего подали в московский суд иск о защите чести и достоинства шахматистки. Первое заседание назначено на начало марта. Впрочем, петербургский гроссмейстер имеет возможность выступить с иском к адвокату Добровинскому, который назвал его доносчиком и провел параллели между ним и информатором ВАДА Григорием Родченковым. А более оскорбительной параллели сегодня трудно найти.

 

Сергей Лопатенок

Оригинал материала ЗДЕСЬ

Фото с сайта Российской шахматной федерации